September 29th, 2015

Наболевшее

Обычно так многозначительно, с внутренним подмигиванием, говорят "Я молюсь за своих врагов". Как будто намекают, что враги эти уж точно сильно нуждаются, чтобы за них молились, да и вообще, недостойны такого милосердия.
По мне так уж лучше нет слов в великой молитве, как "Отпусти нам долги наши, яко же и мы прощаем должникам нашим". Потому что большего мы не смеем требовать от Бога. Потому что, сколько отдаем, столько и можем надеятся получить в ответ. Как-то так.
Да и то же самое касается тех, кто громогласно прощает своих врагов. Поневоле задумаешься, а есть ли там, что прощать, кроме собственного гнева и злости.