anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

3. Знакомство с суженой

- Ну, что, правду я сказал, хороша? Ну, восхищайся! - радостно зашептал Кощей в ухо надеже-царю. Тот уже минуты две молча созерцал полулежащую на кушетке Василису Семнадцатую, лениво листавшую толстый фолиант с золотыми застежками. Кощей не соврал: Василиса была бела, румяна и черноброва. Не сказал он только одного, что все эти краски были такими же естественными, как восхищение моего героя. Лицо, шею и обнаженные части рук покрывал щедрый слой белил, на румяна и притирание для губ тоже не поскупились. Насурьмлена была Василиса по самые брови, а брови, похоже, взяли взаймы свой цвет у печного уголька. Впрочем, одета воспитанница Кощея была со вкусом, а тройной ряд крупного ровного жемчуга на высокой груди, несомненно, порадовал бы дворцового дьяка, заведовавшего у надежи-царя всей мягкой рухлядью, посудой, мебелью, а заодно и драгоценностями короны.
- Хороша, - вздохнул без пяти минут жених, - Вот только что ей от меня надобно будет? Справлюсь ли?
- Должен справиться, - жестко сказал Кощей.
И тут слово взяла Василиса:
- Добрый вечер, гости дорогие! Проходите, присаживайтесь Как говорится, дело пытаете или от дела лытаете?
Царь-надежа смутился, услышав, что девица обращается к нему во множественном числе. От смущения он водил глазами по светлице и тут только заметил, что неподалеку от кушетки сидела на низкой табуретке какая-то не то мамка, не то нянька, каковых, по слухам, у Василисы было пруд пруди, и споро стучала коклюшками.
- Ах, дядюшка, простите, не признала: глаза слабы стали, все читаю и читаю. Я ведь, как ни как, не только прекрасная, но и премудрая. С чем пожаловали?
- Вот, жених, - Кощей как-то нерешительно указал на надежу-царя.
- Это который же будет? Катька, шестой или восьмой?
Не то мамка, не то нянька подняла от кружева голову и оказалась сенной девкой лет восемнадцати, на вид бедовой, из тех, что звезду с неба достать могут и сказала:
- На мой счет, так одиннадцатый выходит.
- Одиннадцатый, - удовлетворенно улыбнулась Василиса Семнадцатая, - и ни один из тех десяти не смог моего задания выполнить. Все полегли, до одного. Так, Катька?
- Вроде, пятый вернулся, но совсем расслабленный, слова сказать не мог.
- Вот ведь как. Так что, соискатель руки моей, может, откажешься, пока не поздно?
Тут надежа-царь рассерчал и сказал запальчиво:
- Задавай свое задание. Нечего зря разговоры разговаривать.
- Ну, я вижу, ты гость храбрый, к тому же, видимо, ученый. Про зеркало-зеркало слышал?
Надежа-царь о таком знать - не знал, о чем тут же честно доложил Василисе.
- Катька! Расскажи гостю, что да как. А я, пожалуй, вернусь к Гельвецию. Вот когда воротишься с зеркалом-зеркалом, тогда и поговорим.
Катька отложила коклюшки, уставилась своими насмешливыми серыми глазами прямо в глаза надеже-царю и поведал следующее:
- В одном немецком государстве король был так туп, что женился на ведьме, несмотря на то, что от первого брака у него осталась малютка-дочь, милая до невозможности. Ведьма эта вскоре, конечно, охомутала короля полностью, так, что он без ее приказа слова молвить не мог. А было у той колдуньи волшебное зеркало-зеркало, которое всячески ее расхваливало и первой красавицей называло, - И тут Катька, все так же нагло глядя на надежу-царя, поведала ему хорошо известную историю о Белоснежке и семи гномах.
- Так, значит, зеркало-зеркало разбилось и ведьме пришел конец, - закончила она.
В комнате стояла тишина. Кощей с надеждой смотрел на моего героя, но тот только таращил глаза, не понимая, что ему предлагают сделать, если уж и так настал сказке конец.
Катька усмехнулась и продолжила:
- Зеркало-зеркало-то разбилось, но один осколок, самый большой, гномы стащили, починили кое-как и оправили в серебро. Потом загнали за большие деньги ганзейским купцам и теперь оно находится у Неаполитанской королевы.
- А такая разве есть? - не выдержал надежа-царь, которому полагалось по чину знать всех венценосных особ.
- Тут есть, не сомневайся, - ответила Катька, не уточнив, правда, где это "тут".
- Так вот, от тебя требуется добыть маленькое зеркало-зеркало и принести Василисе. Только Неаполитанская королева, жадина такая, вцепилась в него мертвой хваткой и не отдает ни за какие деньги. Так что, берешься?
- Берусь, - вздохнул надежа-царь, не подозревавший, что его ждет.
Потом, конечно, Кощей накормил его сытным обедом, проводил в роскошную спальню, на утро выдал карты и провиант, и даже хорошего коня выдал. Правда, конь был буланый. Надежа-царь хотел было потребовать вороного, как полагается, но Кощей так выразительно повел бровью, что стало ясно - и этого скакуна он отдает с трудом.
А у самых ворот, когда надежа-царь собрался уже вскочить на коня да пустить его в галоп, повстречалась ему Катька в сарафане простого небеленого сукна и лапоточках, ловко сидевших на ее тоненьких - как заметил надежа-царь - щиколотках.
- Вот, Василиса тебе послала в помощь, - сунула ему в руку сафьяновый футляр и хихикнула.
Развернул футляр, там какие-то блестящие лопаточки, ножички, щипчики, лупа на ножке, - все крохотное, к делу не гожее.
- И зачем такое надо? - спросил строго.
- Пригодится, вон, хоть мозоли с рук срезать, - усмехнулась Катька и дала деру.
А руки у надежи-царя и вправду были в мозолях. Любил он в свободное от государственных дел время столярным ремеслом заниматься. Вот тут на днях смастерил сыну Василию деревянную лошадь-качалку - развлекался чтобы - и доску арифметическую - для ума-разума. Плюнул мой герой, хотел издевательскую штуку выкинуть, да кругом слуги Кощеевы, наблюдают, еще донесут, что выбросил невестин подарок. Сунул футляр за пазуху, да и прочь со двора.
Лубок
Портреты иноземных красавиц. На портрете пышногрудая Василиса Семнадцатая. Как и было сказано, белая, румяная и чернобровая.
Tags: Правдивая история о женитьбе надежи-царя
Subscribe

  • Преступление и наказание

    Я думаю, что люди, которые говорят, что не любят книги Достоевского за излишнюю жестокость, за смакование различного нездоровья душевного, за грязь и…

  • Пиши, как...

    Сейчас нам предлагают писать, как Шекспир. Разумеется, на злободневные темы. Ведь великий бард именно так и поступал. Впрочем, а как он поступал?…

  • Царевич, с которым ничего не случается

    В моей лубочной истории про надежу-царя мелькнул персонаж, которому, пожалуй, стоит уделить внимания побольше. И вот вам небольшенькая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments