anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Прозревший (3 и последняя)

- Мне бы вот этот образок, Николы-угодника, а то старый износился уже: древний он, еще от прабабки достался,- голос был глубокий, низкий, волнующий, обещающий новую встречу и, быть может, новую жизнь. Антон по образовавшейся уже привычке не спешил взглянуть на говорящую, а представлял себе высокую стройную брюнетку с удивительными глазами. Она и вправду оказалась брюнеткой - темно-каштановые с легким медовым отблеском волосы были уложены в длинное каре. Волосы у брюнеток нередко бывают тусклыми, словно поглощают струящийся на них свет солнца. Но у этой женщины волосы сияли, от чего казались светлее, чем были на самом деле. И еще она была красавицей. Такие правильные черты лица редко встречаются в жизни, такая белая кожа вызовет зависть у пятнадцатилетней свеженькой модельки, а глаза... Глубокие, влажные и неожиданно серые - не стальные и не голубоватые, не водянистые, а просто серые, как хорошее серебро. И богатые ресницы. И ровные дуги бровей. И...  Но жадный взгляд Антона не успел натешиться вдоволь, как женщина расплатилась и ушла.
- Кто это, Агафья Калистратовна? - торопливо спросил он старушку, заведовавшую лавкой.
- А это Верочка наша. С тех пор, как муж умер, она в монастырь захаживает. А уж как сынка ее Господь забрал, совсем зачастила.
- А от чего они умерли? - машинально спросил он, обрадованный, что женщина свободна.
- Какая-то болезнь крови. То ли рак, то ли не рак. Наследственное что-то.
- Красивая женщина, - не выдержал он.
- Верочка-то? Первая красавица в городе была в свое время. Теперь уже не та, конечно. Жизнь никого не щадит.
Какой же красивой она была прежде, если сейчас Агафье кажется, что подурнела - подумал Антон и  пошел домой. Знакомой дорогой, мимо знакомых магазинов, с незнакомым чувством надежды и пробуждения.
Вторая встреча не замедлила себя ждать, и вот уже Антон разговорился с молодой вдовой, в волосах которой, сегодня гладко убранных в пучок на затылке, он с грустью видел седину. Женщина на удивление быстро согласилась прогуляться с ним по городу, правда, отказалась от проводов, сказав тихо:
- Я лучше сама вас провожу. Я знаю, где вы живете.
"Стесняется или боится," - гадал Антон - "Такой красивой женщине в маленьком энском обществе надо следить за каждым своим шагом."
Вера оказалась удивительной: старомодной и трогательной. Она пользовалась какими-то классическими духами, пахнувшими лавандой, предпочитала идти чуть поодаль, беседовала в основном о книгах, и о книгах старых, современными сериалами не интересовалась, в политике разбиралась хорошо, но политиков не любила, а любила оперу и хорошие оперные голоса. Один раз она даже взяла Антона под руку, но сразу отпустила, словно застеснявшись.
Он вернулся домой радостный, предчувствуя новую жизнь. Он радовался, что где-то посреди своего запойного пьянства развелся с женой, откупившись от нее виллой в Антибах и приемлемой суммой денег. Вера весь вечер не выходила у него из головы. При следующей встрече он твердо решил пригласить ее поужинать вместе. Может быть, даже в этой квартире. Он почему-то был уверен, что Вера не откажется.
Назавтра в одиннадцать утра он уже торчал в церковной лавке  поджидал Веру. Боялся - вдруг не придет. Волновался - не навела ли она о нем справки и не смутило ли ее разгульное прошлое. От волнения даже не мог говорить с Агафьей, которая, как обычно, подсовывала ему коробку для пожертвований, что-то тараторя про божью милость.
Она пришла. Согласилась прогуляться. Про ужин сказала - может быть, но не сегодня. Голос ее слегка вибрировал, и эта вибрация волновала Антона. У самого своего дома он решительно положил ей руку на плечо и поцеловал. Она успела отвернуть лицо, и поцелуй пришелся в щеку. Он почувствовал, как его губ касается сухая морщинистая кожа, и с отвращением отпрянул. Мерзкая ехидно улыбающаяся старуха смотрела на него. Он хотел бежать и не мог.
- Видишь ли, Антон, - сказала Вера прежним волнующим голосом, - я, как поняла, что ты меня за молодую принял, сразу хотела все объяснить, да не смогла как-то. Жаль мне тебя стало. Давно ведь я слежу за тобой, как ты тут с палочкой бродишь. Один, без семьи, да еще и зрения Бог лишил.
Теперь перед Антоном стояла не ведьма, а милая тихая старушка, чем-то похожая на его бабушку с материнской стороны Лизу, которая когда-то пекла славные рыбники.
Антон зажмурился, сильно, до рези в глазах, потом поднял веки. Яркие оранжевые и фиолетовые круги расплывались перед ним. Он стоял, плакал и свыкался с мыслью, что никогда не узнает, как выглядит Вера по-настоящему.
Tags: страшные истории
Subscribe

  • Каких только глупостей

    не сделаешь летним вечером в санатории на исходе первой недели отдыха! Можно, например, пойти босиком по пляжу до ближайшего города (километров 10),…

  • Приятная женщина,

    с которой я делю стол в столовой, сегодня высказалась точь-в-точь, как героиня Фонвизина. "Вот только у нас в России, - сказала она, - называют…

  • скоро отпуск

    а я опять не еду на море скоро отпуск а в питере обещают дожди скоро отпуск а работы миллион до неба скоро отпуск а кот захромал скоро отпуск а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments