anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Все равно тебе водить (8)

Между тем пожилой мужчина и его красивая спутница довольно спорым шагом пересекли квартал, вышли к улице Олеко Дундича, перешли её и миновали недавно выстроенный полузаселённый жилой комплекс с громким названием вроде «Южного бриза» или «Изумрудной гавани». Они не разговаривали. Женщина как будто ни о чём и не думала, а вот мужчина грезил не без приятности, грезил давним прошлым.

Май в том году был длинный и холодный,  даже, кажется, к концу его и снег выпал. Потому неудивительно, что, хотя и ясный вечер, и зелёная травка под окном, и деревья запотянулись листвой, а печь всё-таки топится в полную силу, и камин этот, в болотно-зелёных голландских изразцах, чудо заморское, весь день грелся и только сейчас начал тепло отдавать. Хорошо, что устроились в кабинете, а не в гостиной. Хорошо, что можно по-стариковски укутаться добрым пледом. Хорошо, что масляно-блестящая янтарная жидкость в бокале тоже греет, хотя, если б не Яков, он бы беленькой гораздо охотнее согрелся. Ах, Яков-Яков! Как он, шельмец,  разбил его много дней лелеемую в мыслях, несокрушимую, как казалось, оборону! И вот теперь, чтобы сохранить остатки чести и попытаться выйти на ничью, тянет он время, то потягивая коньяк, то грея руки  на груди под пледом. Недостойно, нелепо, прямо скажем, смехотворно ведёт себя в своём же доме!

- Ну, Иван Платонович, - говорит Яков, поблёскивая цыганскими зубами и потряхивая богемными кудрями, - решайтесь уже. Жертвуйте мне свою ладью, и будет Вам мат в пять ходов. Ну, а коли пешку… Нет, только из одного уважения, я Вас в патовую ситуацию не допущу. Благородному дворянину не к лицу прибегать к таким детским уловкам, а другому благородному – м-м-м-м –  дворянину не к лицу потакать подобным слабостям.
- Ай, чёрт с тобой, чёртов сын! Бей, не жалей! – притворно горестно взмахивает он ладьей и стукает ею о доску.
- Не поминали б Вы его так громко, Иван Платонович, ибо услышит Марфуша, и будет нам с Вами знатная истерика заместо знатных щей. Хотя никогда не одобрял Вашей этой привычки к супам здешним варварским, но, должен признать, её весенние щи из молодого щавеля да ежели к ним пирожки с ливером и гречневой кашей  - редкая прелесть!
И когда успел, вроде так и остался стоять у камина, пальцем исследуя стыки между изразцами, а ладья уж съедена, и куда ни кинься…
- А сдаваться не хочется.
- Нет, не хочется. Хотя, правду сказать, Яков, я тебе не противник. Постыдился бы и играть со мной садиться, о стариком. С твоим-то опытом, да с твоими силами!
- Как старик старику позволю себе указать, что не я  тот в этой комнате, кто был замечен в использовании силы.
- Ах! – взмахнул рукой, позвонил в колокольчик, и вот прошуршала по коридору, вплыла в комнату розовощёкая дородная Марфуша – богобоязненная кухарка, вдовеющая уж шестой год.. – Подавай-ка, Марфа, ужин в кабинет, в столовой, я чай, холодно. – кивнула и уплыла пышной павою – в доме не принято было, чтоб прислуга говорила, а паче всего слышала лишнее.

Ещё два хода, и уж совершенно очевидно, как позорно будет поражение.
- Да, - с неохотой признаёт Иван Платонович,  - с тобой-таки мне не след схлёстываться в шахматы.
- А с Андереем Ильичом Вы разошлись.
- А с Андреем  я разошёлся. И уж не сойдусь никогда. Эти шутки его вечные, это легкомыслие преступное. Надоело мне за ним убирать, да-с
- Но славной вы были парой. Мне, одиночке, никогда не понять было уз товарищества. Да и любви тоже, - вздохнул, пожал плечами и взглянул в сторону Марфуши, вносящей дымящуюся супницу, в её сторону, но в сторону от неё, и глаз сделал томный, жалостливый. Ах, подлец! А дура эта толстомясая и зарделась! Отхлестать бы, негодницу, да времена не те.

И уже, когда всё съедено, и закушано, наконец-таки, настоящей беленькой на смородиновом листе, и тонкая коричневая сигарка, уже не первая, и не вторая даже, дотлевает в хрустальной пепельнице, найти повод подколоть и спросить у Якова:
- А признайся, шельмец, это ведь ты дон-жуаном-то по Гишпании полвека скакал? -  и взглянуть в непроницаемые чёрные глаза, полные холодного бессердечного веселья.

Ах, ну как же не хочется вырываться из того славного вечера даже на минутку и возвращаться в здешний бедлам и непорядок, а надо!
- Ирина, друг мой, а, пожалуй, Вы правы: вам следует вернуться к молодому человеку.

И  в ответ ни слова, ни взгляда, ни движения руки, просто исчезла, только лёгкий ветерок коснулся лица.
Tags: страшные истории
Subscribe

  • Никто не знает

    Я иногда думаю, что наше время - это время гениев, которых никто не знает. А в чем дело? Дело в том, что все сыты. То есть, буквально сыты: они…

  • Розовая гидра

    Купила девять бледно-розовых тюльпанов и поставила их в вазу, цветы очень похожи на многоголовую гидру.Интересно они себя ведут! Сначала…

  • Еще одна проблема,

    присущая мышлению постсоветских людей - неумение правильно сравнивать.Они сравнивают либо с худшими, либо с лучшими примерами. А надо сравнивать со…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments