anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Из личного архива Минны Х (11)

7 декабря

Сегодня днём дворецкий подошёл ко мне и спросил, когда я приму у него отчёт о тратах за последние три дня. Тут только я поняла, как давно не занималась хозяйством. Плохо помню, как провела последние три дня. Я плакала, молилась, проклинала графа, проклинала Джонатана, проклинала себя. Помню, как пыталась выломать  заклиненную много лет назад раму большого окна в галерее, и сломала ноготь, не сумев повернуть вросшую от времени в дерево бронзовую задвижку, села на пол и разрыдалась в голос.


Не пора ли тебе взять себя в руки, Минна Харкер? А можешь ли ты взять себя в руки, Минна Харкер?

Тем же вечером
Я спросила дворецкого, где граф. Уехал по делам и вернётся не скоро – был ответ.

10 декабря
Его нет.

Позднее без числа
Его нет.

Опять без числа
Его нет, нет, нет!

Ещё позднее

Прошлой ночью, устав слушать, как эта троица причитает внизу, спустилась к ним. Та, что с чёрными космами, хотела было кинуться на меня, но я сказала:

- Если хотите убить меня, лучше сделайте это сейчас. А то, клянусь небесами, я завтра же спущусь в ваш чёртов подвал, разнесу ваши чёртовы саркофаги и позабочусь о том, чтоб вы больше не выли по ночам, когда мне и без вас тошно. Ну о чём вы причитаете?

Блондинка, вздохнув, сказала:

- Как будто бы ты не знаешь. Мы смирились с тем, что он больше не любит нас, а любит тебя. Но ты прогнала его. Он больше не беседует с нами. Он больше не слушает моих песен.

Брюнетка со вздохом подхватила:

- Его перестали забавлять мои загадки, и я это стерпела. Но как мне быть теперь, когда они растут во мне, точно грибы в июльскую грозовую пору, а мне некому их скормить?

Косматая просто зарычала.

Что мне оставалось делать? Больше всего они напоминали молодых голодных кошечек, которых жестокий хозяин выставил в холодную ночь за порог. Я подложила под спину подушку, поджала под себя ноги и проговорила с ними до утра.

Блондинку зовут Агнешка, царственную брюнетку – Елица, ту, которая совсем дикая – Лувица.

Весь день потом проспала, встала голодная, взяла из буфетной холодной баранины и съела её с горчицей прямо там. И без хлеба. Пошла в библиотеку, а там вся троица уже ждёт меня. Полночи рассказывала им о нынешних модах. Пришлось подняться к себе и принести одно из платьев, чтоб объяснить, как теперь устроены корсажи и что такое крючки.

Слушали они жадно и восхищённо, совсем как деревенские девчонки в школе.

Обнаружила, что не ставлю дат в дневнике уже недели две, не меньше. Спросила у дворецкого, какой день на дворе, он ответил – 23 декабря. Скоро Рождество. Поставить ёлку, что ли? И есть ли здесь подходящие ёлки?


24 декабря

Узнала, что ни одна из них не умеет читать. Елица знает наизусть множество народных сказаний и песен, а также большой кусок Святого Писания на латыни, в котором едва ли понимает четверть. Агнешка же забита различными суевериями, простонародными байками и собственными полубезумными песнями. Та третья, всё молчит.

Взялась читать им, что попроще. Диккенса они совсем не понимают, вдобавок им нужно объяснять значение чуть не каждого второго слова. Стихи им скучны. Шекспир должен бы быть ближе и по времени и по духу, но ни одна из них понятия не имеет о театре. Я в недоумении.

25 декабря

С Рождеством тебя, Минна Харкер! Мы-таки поставили ель в зале, хотя дворецкий перестарался и прикупил громадину, едва не упирающуюся в потолок. Ни игрушек, ни фольги у меня нет. Но я заказала кухарке пряники в белой глазури, собрала все конфеты, что есть в замке, взяла орехи и целый день вместе со слугами приделывала к ним нитки. Когда дворецкий понял, что я хочу сделать, он сначала вздыхал и качал головой, а потом принёс откуда-то несколько старых монист и стал разбирать их на монетки и наводить блеск замшей и собственными пальцами. К вечеру получилась ёлка на диво!

Троица была в восторге, девицы с восторгом смотрели, как огоньки мерцают на обёртках конфет и монетках. Пряников и шоколада они не едят, конечно. Глинтвейну сварить не удалось, потому что нет подходящей посудины, а использовать здешнюю старую оловянную я побоялась. Но из подвала принесли местного густого красного вина, так что, боюсь, я одна выпила целую бутылку.

Агнешка пела. У неё дивный голос. А потом меня посетило вдохновение. Полпьяная, я взобралась на лестницу в библиотеке и отыскала «Гептамерон» Маргариты Наваррской. Видимо, вино здорово просветило мне голову, потому что я без труда переводила сто старо-французского на немецкий и довольно быстро.

Девушки смеялись и плакали, как безумные. Я рада, что наконец нашла книгу им по душе. Разошлись мы под утро, и почти весь день я проспала.



Ещё раз с Рождеством тебя, Минна Харкер! Тебе удалось его сделать весёлым, по крайней мере.
А его всё нет…
Tags: страшные истории
Subscribe

  • Никто не знает

    Я иногда думаю, что наше время - это время гениев, которых никто не знает. А в чем дело? Дело в том, что все сыты. То есть, буквально сыты: они…

  • Розовая гидра

    Купила девять бледно-розовых тюльпанов и поставила их в вазу, цветы очень похожи на многоголовую гидру.Интересно они себя ведут! Сначала…

  • Еще одна проблема,

    присущая мышлению постсоветских людей - неумение правильно сравнивать.Они сравнивают либо с худшими, либо с лучшими примерами. А надо сравнивать со…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments