anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Новый райский сад

Пахло кислым и острым, как маринованные перцы. Глаза ее были закрыты, лицо стягивала какая-то пленка. И очень хотелось есть. Очень-очень. Пленка на лице мешала дышать, и она подняла рук, чтобы стянуть ее. И тут все вспомнила. Она в спа-центре в отеле. Обертывание из водорослей, очищающая маска на лице, и надо подождать пятнадцать минут. Она, видимо, задремала, и теперь непонятно, сколько ей лежать еще так, завернутой в целлофан. Стоп. Целлофана-то никакого не было. Ничто не мешало ей, когда она подняла руку и дотронулась до маски на лице.

Так. Она провела руками вдоль тела. Тело было липким, а сверху на густую водорослевую основу было насыпано что-то пушистое, неприятное на ощупь, как старая пыль.

- Эй! – крикнула она. Было тихо. Не играла даже обычная для спа-центров расслабляющая музыка.

- Эй! Кто-нибудь! I need help! – неподалеку раздался звук, напоминающий цоканье копыт. Она содрала с лица маску и открыла глаза. Ничего не было. То есть не было красивых гладких стен, душевой кабины, набора баночек, горящих свечей и специально подогреваемого стола. Она лежала на куче мелкой пыли посреди чего-то небывалого. Вокруг были джунгли. Или не совсем джунгли. Летали яркие птицы. Или не совсем птицы. Цвели буйные цветы. Или же это не цветы? У нее на глазах одна из странных большеклювых птиц, приземлилась на цветок, раскрыла пестрый, как у павлина, хвост, и вдруг цветок опала, а сама птица вросла в ветку и обернулась иссиня-зеленым плодом. Плод повисел-повисел и стал лилово-алым. Откуда-то сзади явился олень о четрех рогах и с пятачком вместо носа и схрумкал ставший уже ярко-алым плод.

Есть по-прежнему очень хотелось. Но она понимала, что окружающих плодов ни за что есть не надо. А надо было смыть с себя эту пушистую пыль вместе с водорослевой основой. Море должно было быть совсем рядом. Потому что очевидно, что водопровода в этих джунглях нет. Она встала и с удивлением увидела, что куча пыли, на которой она лежала, немедленно начала покрываться зеленым мхом. Или не совсем мхом?

Голова заболела от всех этих сложных мыслей. Может быть, она спит? Куда там спит! Никогда она, обычный менеджер по продажам, не придумала бы такой сон.

Она шла, сама не понимая, куда идет, пока не услышала шум прилива. «Значит, все-таки я правильно сориентировалась,» - подумала она и вправду через двадцать шагов увидела песчаный берег (только песок этот был странного фиолетового цвета) и синее-синее море. Зайдя по колено – дальше она не решилась, наблюдая мелких, не больше ладони, прозрачных тварей, сновавших туда-сюда в приливной волне, - она быстренько смыла всю дрянь с тела, остатки маски с лица, и замерла, услышав потрясающий, громоподобный вой. В километре от берега из воды вздымалось нечто. Чудовище было так громадно, что, не смотря на расстояние, можно было разглядеть его пасть, усеянную острыми зубами. «Харибда», - подумала она и бросилась из воды на берег.

Есть, между тем, хотелось все сильнее. Вдруг среди песка засиял маленький уютный огонек. Она подошла ближе. Сияла круглая белая коробка, издававшая аромат меда и роз. Девушка, поколебавшись с минуту, протянула руку. Коробка, почувствовав тепло ее руки, распалась на две половинки. В каждой лежало нечто воздушное, словно сливочное суфле. «Попробуй, попробуй меня», - словно бы пело это суфле. И она попробовала. Вкусно и сытно и никакой тебе отравы. Вот только маловато.

Но что это? В глубине странных джунглей мелькнул такой же призывный огонек. Она, не раздумывая, пошла к нему.

Так и шла она от огонька к огоньку весь день, а под вечер стена джунглей расступилась и девушка увидела другую стену – обычную кирпичную стену высотой не больше метра. НА стене лежала кошка и таращила на нее глаза. А за стеной был привычный субтропический пейзаж: сосны, пальмы, магнолии, такие знакомые и родные полевые травы… Она бросилась к стене и, не долго думая, перелезла через нее. Кошка спрыгнула следом. На траве – непонятно, как она сразу не заметила – сидел он. Тоже голый, как и она. Тоже не один, как и она – у ног его сидел золотистый ретривер. Кошка, на удивление, не зашипела на пса, не стала горбить лопатки и пушить хвост. Пес тоже не залаял, а, наоборот, приветливо завилял хвостом.

- Привет, Ева, - сказал мужчина.

- Какая я тебе Ева, - возмутилась она и тут же поняла, что не помнит, как ее зовут.

- А ты не трудись вспоминать, - улыбнулся мужчина, - здесь ты Ева, а я Адам. Здесь все называется так, как назвал я.

- Почему? – возмутилась она.

- Порядок такой. Я тут уже целый день хожу и все называю. Что-то помню, как зовут, а что-то придумываю. Пока все не назову, не успокоюсь.

- Почему? – опять тупо спросила она.

- Есть методы стимуляции. Потому что им так надо.

- Кому?

- Тем, кто захватил Землю. Да ты что, проспала все?

- Точно, проспала, - и она, торопливо глотая слова, рассказала все, что случилось с самого утра.

- Значит, левиафана ты уже видела. Ну, это, я тебе скажу, еще не самое удивительное. Есть тут у них бабочка размером со слона, а крылья сворачиваются в трубочку и создают вихри. Пролетела тут надо мной такая, чуть в землю не ввинтился со страху.

- Погоди ты о бабочках. Объясни, что случилось?

- А то и случилось. Читала фантастические рассказы о терроформировании? – Она кивнула.

- Ну, вот нас и реформировали. Все произошло за две-три минуты. Вдруг все – люди, животные, растения, здания, машины – стали стремительно стареть, дряхлеть и разрушаться. Буквально в мгновение одежда на человеке превращалась в лохмотья, сам человек – в глубокого старца, потом оставались только кости, потом и кости рассыпались в прах. Все рукотворное просто рассыпалось в песок. Ни металл не уцелел, ни бетон, ни стекло. Потом полезла со всех сторон какая-то зеленая масса, из массы стали расти деревья, травы… Только уже не наши деревья и травы. Потом пошел дождь, и под тем дождем все словно вскипело – и вылезли все вот эти вот твари. А потом меня подняло, понесло и шлепнуло прямо посреди этого земного оазиса. И – вроде голос с небес мне велел дать всему название. Пробовал я сопротивляться – да куда там! Долбануло меня, словно током, так и прошило с ног до головы. Очнулся и принялся называть, как велели. Время от времени попадались эти коробочки – из ни тут все едят, и львы, и жирафы, и паки. Универсальная пища. Манна небесная.

- Так ты думаешь, это новый рай?

- Да бог с тобой! Хотя, если хочешь, зови

это раем. Это заповедник. Кусочек старой Земли, сохраненный на забаву ее новым хозяевам.

Tags: страшные истории
Subscribe

  • Песня кота Баюна, запрещенная в тридесятом

    Внутренний голос сказал Кощею: "На меня не надейся: я сильно болею. Я если чего тебе и напророчу, То пальцем в небо, уж это точно". И что…

  • Не по мне

    Быть не по мне просто писакой, Быть я хочу пёрышком вольным, Свежим листом, облака краем, Быть я хочу чем-то летучим. Но упадёт пёрышко в лужу,…

  • Золотая...

    Сейчас в Питере стоит золотая осень. Некоторые путают и называют ее бабьим летом. Но они в корне не правы. Есть одна разница, и она заметнабывалому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments