anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Category:

22. Пена морская

- А может, - вдруг встрепенулась морская дева, - может, еще не поздно! Может, кто-то из вас полюбит меня и отдаст мне свою душу прост так, без ключей и волшебства?
Хэм потряс головой и опустил глаза.
Василий взглянул на девушку – она была хороша. Она была прелестна, как только что распустившаяся ароматная роза, желанна, как прозрачный ручей в жаркий день, и она была несчастна, а Василий не мог вынести, когда кто-то рядом с ним был несчастен. В груди у подростка защипало, и на минуту показалось, что душа вообще ничего не значит, когда такая прекрасная девушка попала в беду, и он уже хотел согласиться, как вдруг
Максим Константинович положил ему руку на плечо, и все поблекло.
- Ну, уж нет! – сказал маг строго. – Эти души я тебе не отдам, и не надейся! Да и тем, другим, - он кивнул на ожерелье, - по-моему, пора дать покой.
Русалочка ничего не сказала. Она только крепче сжала свое сокровище, вскочила и бросилась к воде. Секунда – и она уже плывет в открытый океан, все удаляясь и удаляясь.
Хэм ахнул:
- Она же их погубит, бессердечная тварь!
Но не успел он сказать эти слова, как Семен Семенович обернулся в тигра и поспешил за русалочкой. Сперва в волнах мелькала его рыжая полосатая спина, потом сменилась блестящей чешуей – и огромная рыба кинулась в погоню.
Между тем, где-то уже довольно далеко от берега раздался пронзительный крик – и моим героям показалось, будто морская пена окрасилась в нежный розовый цвет, напоминающий цвет девичьего тела.
А потом вернулся Семен Семенович, гордо неся сперва в рыбьей, потом в тигровой пасти жемчужное ожерелье.
- Да, - сказал Максим Константинович. – Триста лет она прожила, а так ничего и не поняла. – Хэм согласно кивнул.
- Чего не поняла-то? – Взволновался Василий.
- А вот того, что даже ты, мой юный друг, давно знаешь, – маг упаковал ожерелье в свой необъятный рюкзак. – Любовь – она не затем, чтобы брать. Любовь, она, чтобы отдавать. Вот если бы во всех ее приключениях хоть один раз она захотела не забрать чужое, а подарить свое, тогда, возможно… Но, что теперь говорить…
Василий, жутко всю дорогу мечтавший узнать, кто такой их проводник, решил воспользоваться моментом:
- А вы, - спросил он самым простодушным голосом, - вы когда-нибудь любили?
- А как же! – весело отозвался маг. – Любил однажды, когда был почти так же молод, как ты, и, возможно, раз в десять тебя глупее, – тут старик вздохнул, и вместо того, чтобы поведать трогательную историю своей любви, сказал доверительно:
-Подарила Она мне на память иголку… Костяную еще иголку, совсем не такую изящную да гладкую, как нынешние. - И Василию вдруг все стало ясно, так, как бывает ясно только подросткам, для которых все ново и все ярко. «Вот, - подумал подросток, - Вот с тех пор он и стал интересоваться иглами, может быть, даже коллекционировать, книги эти дурацкие покупать о происхождении швейной иглы. То есть думает, что иглами интересуется, а сам все о Ней вспоминает, и забыть никак не может. И также стало очевидно Василию, что Максим Константинович – действительно старик, глубокий старик, может быть, даже тысячелетний.
Tags: Приключение длиною в день
Subscribe

  • Когда напишешь что-нибудь

    всегда остается ощущение пустоты. А если что-нибудь большое - ощущение большой пустоты.Ей-богу, грустно. И ничего больше не хочется. Эх, жизнь! Что…

  • 40. Гном, осел и пирог

    - Госпожа управляющая! – перед Ольгой Васильевной стоял кряжистый гном, издававший странный не то смоляной, не то нефтяной запах. (Так пахнет…

  • 39. Тигр, о, тигр!

    И, как и следовало ожидать, она оказалась в кабинете мистера Джерома. Но разве это был кабинет? Это было что угодно, только не кабинет. Полки с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments