anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Осеннее

Я люблю дыни. Длинные сочные душистые "торпеды" люблю, похожие окраской на шкуру питона. Остроконечные несимметричные невероятно сладкие дыни из Чарджоу люблю. Классические золотистые, похожие на мячи для регби, с нежной прозрачной мякотью и неприятной способностью становиться хинно-горькими в местах легчайших ударов, люблю. В августе и сентябре я частенько ужинаю только дыней, запивая её, вопреки всем советам диетологов, чёрным чаем. И покупать их люблю, выбирать, проверять пальцами жёсткость шкуры, подносить к носу, по аромату угадывать степень зрелости...

Вот так вот в конце сентября 2000 года я выбирала тот гостинец. Ира, моя приятельница по работе, лежала в Песочном после операции и сказала в телефонном разговоре с отцом, что ей хочется дыни. А тот был занят, но позвонил к нам, потому что был в приятельских отношениях с директором, и мы решили навестить Иру всей бухгалтерией. Заодно и дыню купить. Сели в директорский внедорожник вчетвером, у какого-то метро увидели стенд с торпедами и пошли выбирать. Плоды были очень крупные килограммов по шесть, но навешали нам, конечно, все восемь.

И вот мы в больнице. Знакомый лекарственный запах, раздевалка, пластиковые тапочки на ноги, палата с тремя женщинами. Одной - старухе - дочь, тоже уже пожилая, промывает в тазике ногу. Другая с катетером на боку сидит на кровати и тупо смотрит в окно. Ира лежит на кровати, читает книгу. Рядом на тумбочке - масса головоломок, банка с соком, зеркало и косметичка (мы отзвонились, и она привела себя в порядок, уложила волосы, прибавила цвета лицу, подвела глаза). Молодая, цветущая девушка так нелепо смотрелась в палате, что, казалось, она просто пришла к кому-то с визитом, только почему-то в халате. Когда она оживленно привстала к нам навстречу и стала рассаживать нас на стульях и кровати, мы заметили, что она едва шевелит левой стороной тела и старается не сгибаться в поясе.

- Ой, дыня! Я так хотела, давайте есть! - обрадовалась она, и Таня, наша самая молодая и самая стремительная девушка тут же вскочила, вызнала, где мойка, где нож, где холодильник, и побежала суетится с дыней. А мы остались болтать никчемный разговор о самочувствии, работе, о хороших немецких койках с изменением угла наклона головы и высоты, передавать приветы от сослуживцев, выкладывать принесённые книжки... Хуже всего чувствовал себя наш директор, который минут через десять сказал, что надо сходить покурить, услышал в ответ, что курить можно только на улице, кивнул и со словами "Я скоренько", вышел из палаты.

Таня вернулась с тарелкой, на которой лежала четверть дыни, нарезанная ломтями, и сообщила, что остальное оставила в холодильнике у медсестры и бумажку с номером палаты и фамилией уже прикрепила.

- Угощайтесь, девочки, - предложила Ира, - Угощайтесь, - улыбнулась она своим соседкам. Пожилая дочь подошла и взяла два куска, нарезала их перочинным ножичком и стала осторожно кормить мать из руки, подставляя другую ковшиком под подбородок и стирая сок подолом халата. Вторая пациентка, не шевелясь, продолжала смотреть в окно.

- У неё терапия, - шепнула нам углом рта Ира, - оставлю, она за ужином поест. А вы что не едите?

Таня взяла кусочек. Остальные отказались. Мне совсем не хотелось этой дыни, но я выбрала самый маленький ломтик и осторожно начала есть. Удивительно, но я хорошо чувствовала характерный чуть мускусный не слишком сладкий вкус, острый аромат и тающую сочность во рту, и так же хорошо понимала, что более невкусной дыни я в жизни не ела. Я немного поборолась со своим пищеводом, но таки проглотила всё, что прожевала. Ира съела почти все остальные куски с таким удовольствием, что мне даже показалось, будто страшный диагноз "меланобластома" - просто ошибка, что операция - ошибка, что эта тошнота в желудке от страха и отвращения к больнице и презрения к себе - только сон, и стоит опустить голову, и тряхнуть ей как следует...

Второй раз в этой больнице я была уже летом следующего года, только на этот раз я принесла Ире две тёмно-бордовые, почти чёрные, розы.
Tags: страшные истории
Subscribe

  • Современные стендаперы

    мне не нравятся. Нет, ничего страшного в их шутках ниже пояса,бедном и плоском языке, любительском актерстве и постоянном приплетании повсюду своей…

  • Когда-то давно

    я читала историю о пропавшей немке. У нее была идеальная семья - муж, трое мальчиков, в доме всегда порядок, никаких страшных тайн - но женщина…

  • Приятная женщина,

    с которой я делю стол в столовой, сегодня высказалась точь-в-точь, как героиня Фонвизина. "Вот только у нас в России, - сказала она, - называют…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments