anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Байна (2)

В местности,где моя бабушка родилась и жила, слово "дева" было в широком ходу по отношению к незамужним, а то и к замужним женщинам любого возраста. "Ну как, дева, в городу-то тебе живётся?" (вопрос пятидесятилетней соседки моей маме), "Ну что, дева, идёшь-от с нами на ручей бельё полоскать?" (меня тётки прогуляться зовут), "Чаю, что ли, сесть испить, девы?" (бабушка обращается к своим дочерям". И просто так, окатисто звучало это слово, и не было в нём никакого налёта старомодности или торжественности, произносила ли его четырнадцатилетняя девчонка, древняя старуха или пугавший меня густой седой бородой, а на деле добрейший дядя Павел.

На русском севере привыкаешь к обилию жёстких согласных и полных гласных, к тому, что речь льётся и тянется, к неторопливой жизни и неторопливым удовольствиям. Баня было одно из них.

Общественная баня была построена рядом со старым колодцем, из которого мощный насос качал воду в огромные баки. Потом часть воды нагревалась печным теплом, а часть сохранялась холодной, почти ледяной. Вот поэтому-то вода и была жёсткой, что брали её не из реки, и то сказать, до реки было с километр ещё, да всё под горку, под горку - воду не наносишься и не накачаешься. Так что промыть волосы можно было только шампунем, и то иногда оставалась на голове тонкая коричневатая маслянистая плёночка, такая же, как старых фаянсовых чашечках после чаепития. С другой стороны, для кожи эта вода была чрезвычайно полезна, залечивала мелкие царапинки, не давала расцвести прыщам и завестись фурункулам, и придавала коже молочный нежный оттенок. Эх, нам ли, питерским бледно-зелёным красавицам, не погрустить о той живой водичке! Или, например, о том живом кваске в высоком, покрытом изморозными каплями, баке, о кваске, вырывавшемся шипучей струёй в шестигранные стаканы, бурлящем во рту и щекочущим нёбо сотнями пузырьков, и балующем язык сотнями оттенков вкуса. После жаркой туманной бани, после обжигающей парилки, сидели рядком девы всех возрастов в одинаковых белых сатиновых платочках да косыночках и пили квас, крякали, протягивали стакан сёстрам, дочерям и внучкам, чтобы те тоже сделали по глоточку (не хватало стаканов на всех).

Вообще же меня удивляло слаженное честное крестьянское бытие, которого к тому времени мы, городские, уже лишились: то, как давались в окошечко кассы гривенники точно по одному на человека, как ни велика была орава родственников и свойственников; то, что кассирша, она же банщица, никогда не проверяла билетики (мы складывали их в маленькое ведро, стоявшее при входе); то, что если брали общественный таз (а редко брали, своими обходились, в них, эмалированных, вода прозрачнее была, не то, что в лужёных серых шайках), всегда возвращали, и стаканы тоже; то, как экономно пили даровой квас, как обдавали тщательно за собой горячущей водой скамейки, как хвостали радостно и на совесть соседей распарившимися духовитыми веничками, как серьёзно говорили "с лёгким паром!" и, действительно, становилось легче.

Вот вспоминается мне сейчас всё это, и нет слов, чтобы передать лёгкий угар, который оставался в голове, и ощущение чистоты, и обострение всех запахов и цветов, когда выходишь из бани и топаешь по мосткам, а там через измолотую тракторами дорогу к лесопилке, то мокрую, то пыльную, и срываешь на ходу синенькие цветочки дикой герани или розовый клевер и высасываешь сладкий нектар из основания, и счастливая такая, даже в самый промозглый поздне августовский день (а уж, поверьте, даже нам, питерским, не представить, какими мрачными и чёрными бывают августовские пополудни, особенно когда уже начинает заявлять свои права суровая да ранняя архангельская осень).

И чай с особым брусничным пирогом: тесто кислое, сверху давленая ягода положена, по ней сахарным песком присыпано, и присыпано не сразу, не карамельный сахар-то, а после того, как вынута горячая ватрушка из печи, так она и не сладкой получается, и не горькой, а как раз, как надо. Эх, не в те ли минуты я впервые увидела маленькую домовитую деушку, таящуюся за сахарницей или за пузатой тигровой расцветки низкой вазой, в которой всегда стояли сборные луговые цветы?
Tags: Домовушка
Subscribe

  • Пропадущина

    Вообще, на русском севере это слово означает вякую дрянь - павших животных, тлеющую плоть, и тому подобное. Но в моем дестве я слышала его только в…

  • Чай-чаек

    Не знаю, как у вас, а в нашей большой семье чай любили. Поэтому одного чайника, пусть даже и четырехлитрового, нам было мало. Особенно, когда…

  • А вы смотрите

    передачу по каналу "Культура"? - "Ехал грека" называется.Там уже второй месяц рассказываеют про наш арханглеьский край. Уже до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments