anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Кое-что о Еве и не только о ней (9)

Змей свил себе гнездо в основании громадного дуба и как раз грелся на солнце, переплетая своё коричнево-жёлтое блестящее тело с коричневыми шершавыми корнями, когда Бог явился ему.
- Доброе утро! – вежливо сказал Бог, - позволишь присоединиться?
- Всегда рад гостям, - ответствовал змей, собираясь кольцами и почтительно склоняя голову.
- Не мог бы ты мне помочь? – спросил Бог, всегда тщательно соблюдавший принцип свободы воли даже в обращении с гадами (ну, прихоть такая была у старика, куда денешься). – И твой знаменитый сладкий голос, - и пошептал ему несколько фраз на ушное отверстие.
- Сделаем! – Сказал змей уверенно, потому что знал, что у него и в правду самый сладкий голос в саду. – Можем! – потом подумал и хитро прищурил третье веко. - А мне за это ничего не будет? В смысле там кары Господней?
- Ну… Ты будешь сугубо проклят, - замялся Бог.
- Это, позволь поинтересоваться, как же?
- Ты и твои потомки будете всю жизнь пресмыкаться.
- А поточнее?
Господь напрягся и воспроизвёл точную формулу:
- Ты будешь проклят пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоём и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою…
- Достаточно, - сказал змей, оглядывая своё крепкое, но уже давненько безногое тело и припоминая прелести отношений с женой. – Согласен, но требую компенсации.
- Зато тебя евреи есть не будут, - не совсем уверенно сказал Бог.
- А кто зато будет?
- Китайцы точно будут, - вздохнул честный Бог.
- Лучше б наоборот.
- Не выйдет. Я тут прикинул: ну туда-сюда, евреев я ещё в узде держать могу. Тысячи две лет точно, за дальше не ручаюсь. Но китайцев…
- Вот всегда у тебя так. Космогонию надо было лучше в школе учить, - обнаглел змей. – Значит так: китайцы пускай едят. А за то, пускай я у них буду вроде как драконом.
- А это что? – спросил озадаченный Бог.
- В моём представлении это змей, вроде меня, но раз в десять больше и с лапами. Весь красный и золотой. С гребнем, как у игуаны, только больше. С крыльями, чтобы летать и с плавниками, чтобы плавать.
- А с копалками, чтобы знал, как зарываться? – грозно спросил Бог.
- Копалок не надо. А надо жемчужину.
- Куда? У тебя и места такого нет, - задумчиво сказал Бог.
- В пасть, - отсёк змей. – В пасть. Такую большую, гладкую и белую.
- А розовую? Или чёрную?
- Можно и розовую. А чёрных не бывает.
- Много ты знаешь, - проворчал Бог и спросил на всякий случай, - Иных каких самоцветов не желаешь ли?
- Да ну их, они колючие. Так, это была компенсация № 1 – за китайцев. Теперь за всё остальное. Во-первых, желаю, что меня вспоминали не реже, чем тебя.
- В любом контексте? – спросил Бог.
- Пускай в любом, слава дурной не бывает. Во-вторых, чтоб меня красавицы любили и позволяли возле их ножек лежать.
- В любом виде? – спросил Бог.
- Да хоть в освежёванном, - осклабился змей.
«Уж скорее наоборот»- подумал мстительно Бог.
- В третьих, так как мне теперь всю жизнь поруганье и срам на всю фамилию, желаю во всей этой истории выступать под псевдонимом.
- Под каким?
- Змий, - скромно сказал змей.
- Мне ж из-за тебя, гада, придётся алфавит менять! – всплеснул руками Бог.
- Меняй, ещё не поздно, сколь я вижу.
- Гимназисты меня за «ять» недобрым словом поминать будут.
- Зато я к тебе всегда буду относиться почтительно и даже благоговейно, - смиренно потупив глаза, сказал змей.
Бог сокрушенно кивнул головой и перед змеем возник контракт.
- Вот. Ознакомься и подпишись.
- Всё на доверии, - подобострастно змей и сделал пару росчерков хвостом.
- Прикажете исполнять?
- Как хочешь, - махнул рукой Бог, свято чтивший принцип… Ах да, я уже говорила.
Змей заклубился по дороге, поспешая к тому месту, которое условно можно было считать центром райского сада, ядовито бормоча под нос:
- Продешевил, эх, продешевил! Мне на стол к китайцам, а я… Надо было пуленепробиваемую чешую требовать, место проживания исключительно в субтропиках и тропиках, а также гарантии сохранения вида на случай всемирного потопа и… - затихало вдали.
Бог вернулся в офис, раскрыл проект мироздания, вынул папку «Языки и наречия животного мира» и приготовился испепелить. Крупная белая птица печально подползла к его руке по ножке стула, тихо наклонила голову и потёрлась нежным хохолком о натруженную руку.
- Один ты меня понимаешь, молчун мой славный, - прослезился Бог и вынул один из листочков. Всё прочее немедленно уничтожил и отправился проверять состояние огненных мечей Архангельских (БОСТ АА306/172-480С), необходимых для финальной стадии проекта.
Белая птица проследила за ним грустным внимательным взглядом, задумчиво почистила клювом перья под правым крылом, поклонилась и сказала с тихим торжеством:
- Вот вам и дур-р-р-р-р-рак!
Tags: Кое-что о Еве и не только о ней
Subscribe

  • Современные стендаперы

    мне не нравятся. Нет, ничего страшного в их шутках ниже пояса,бедном и плоском языке, любительском актерстве и постоянном приплетании повсюду своей…

  • Когда-то давно

    я читала историю о пропавшей немке. У нее была идеальная семья - муж, трое мальчиков, в доме всегда порядок, никаких страшных тайн - но женщина…

  • Приятная женщина,

    с которой я делю стол в столовой, сегодня высказалась точь-в-точь, как героиня Фонвизина. "Вот только у нас в России, - сказала она, - называют…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments