anna_porshneva (anna_porshneva) wrote,
anna_porshneva
anna_porshneva

Преображение

Вроде бы и хорошо живется Аленке вместе с избушкой. Вроде бы и привольно, и снеди в достатке, даже пряников печатных, и алая коса в ленте завелась, и сапожки козловые, и на тонких берестах записано уже немало новых рецептов зелейных тайными знаками... Вроде бы навела Аленка порядок, повыгнала противных короедов, острым языком отучила всех окрестных леших и водяных над избушкой изгаляться... А все не то. Чувствует Аленка, что нет к ней уважения настоящего. Чувствует избушка, что знает в чем дело, да как девушке рассказать, не знает - опасается.
Дело-то такое, деликатное. Опасное дело. Молода Аленка слишком, вот что. Слишком худая, да стройная, слишком гладкое лицо да слишком темные волосы. Ей бы скрючится малость, охрометь, покрыться морщинами, потерять пару-тройку зубов да отрастить нос подлинней. Хотя нос у Аленки подходящий и многообещающий, но еще не тот. В общем, надо Аленке постареть. А как ей об этом скажешь? Еще обидится, да и уйдет совсем, а терять такую подружку изба не намерена.
Однако ж стала обиняками да намеками подкудахтывать, что, дескать, молодым ведьмам в лесу опасно одним жить. Что настоящей бабе-яге завсегда и сподручней, и уважения от прочей нечисти больше, и слава о ней дальше расходится. Вода камень точит. Потихоньку Аленка сама стала склоняться, что старухой быть куда выгодней. Но враз ведь постареть нельзя? Постареть нельзя, зато можно перекинуться. Скинула Аленка одежду, натерлась ореховым маслом, да и перевернулась через гребешок деревянный. И стала старуха хоть куда. И сарафан ее расшитый превратился в бесформенную юбку, а душегрея -в кацавейку заячью лохматую. И даже лента алая в грязный платок обернулась. А избушка рада-радешенька и кудахчет что-то одобрительное.
Стоит Аленка посередь горницы, как вдруг стук в дверь - очередная девка за приворотным зельем пожаловала, яиц десяток в платочке принесла. Увидала старуху страшную, завизжала, закричала:
- Ахти! Баба-яга нашу Аленку в печи испекла и съела!
Вздохнула девушка, да делать нечего - знать, быть ей теперь старухой на веки вечные.
Tags: Подлинная история избушки на курьих ножк
Subscribe

  • Песня кота Баюна, запрещенная в тридесятом

    Внутренний голос сказал Кощею: "На меня не надейся: я сильно болею. Я если чего тебе и напророчу, То пальцем в небо, уж это точно". И что…

  • Не по мне

    Быть не по мне просто писакой, Быть я хочу пёрышком вольным, Свежим листом, облака краем, Быть я хочу чем-то летучим. Но упадёт пёрышко в лужу,…

  • Золотая...

    Сейчас в Питере стоит золотая осень. Некоторые путают и называют ее бабьим летом. Но они в корне не правы. Есть одна разница, и она заметнабывалому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments