Tags: Рассказы про Алую

май 2018

От того, что в кузнице был гвоздь...

Местные сельчане Алую побаивались и от того приглашали на все свадьбы, поминки, праздники солнцестояния и прочие попойки рангом пониже. Алая тоже старалась не обижать соседей и поддерживать доброе знакомство, в знак чего приглашения принимала и в попойках участвовала.
Collapse )
май 2018

Тайна, покрытая мраком

Алая перекрестилась бы, но в те поры и в том месте жест этот не имел никакого значения и, уж тем более, никакой силы. Поэтому она просто пригнула голову и вошла в избенку.
Снаружи это была обычная заброшенная избенка -Collapse )
май 2018

Зелье, дающее невидимость

Великий некромант, известный в округе, как голубоглазый Гаральд, смотрел на Алую, не мигая. Возможно, слабовольные и робкие крестьяне и пугались этого пристального взгляда, а невежественное дворянство принимало его за признак великого ума, но Алая была не из таковских. Она деловито понюхала перламутровое желе, лежавшее перед ней в дорогой золоченой плошке, посмотрела его на свет и заключила:
Collapse )
май 2018

Что на роду написано?

Алая со вздохом собрала карты, перетассовала их, подровняла колоду и завернула в ярко-алый шелковый платок.
Мужчина, сидевший перед ней, с любопытством спросил:
- Ну, так что карты сказали, матушка?
Collapse )
май 2018

Горшочек

Человеческий разум способен выдумать множество полезных, удобных и - что греха таить - чрезвычайно приятных вещей. Но только в своем, человеческом, мире. В мире же магии что ни сочинят люди, все оказывается пустышкой, а то и вовсе непроходимой мерзостью.Collapse )
май 2018

Необходимая

Когда наступили тяжелые времена - а тяжелые времена всегда наступают, как ни вертись - Алая сбилась со счету, сколько раз ее жгли. Бывало, что все обходилось легко, ее немолодое уже тело, истыканное иголками,Collapse )
май 2018

Вот нашла обрывок

Видно, взялась писать, да отвлекли. Теперь уже не вспомнишь, что и рассказать-то собиралась.

Алая жила на краю леса, потому что ей полагалось жить на краю леса. Она, может, и жила бы гораздо охотнее в какой-нибудь уютной деревне, пользовала скотину, помогала бабам рожать, продавала бы мужикам тайком зелье для придания боевой ярости или особой силы, но Алая не была обычной деревенской знахаркой.Collapse )
май 2018

О щупальцах и лепестках

Эта женщина привычно зашла на веранду ресторана, привычно взглянула на меню и привычно заказала одно из своих обычных блюд - кальмаров с помидорами на гриле. Женщина жила в отеле неподалеку и, видимо, не любила новизны. В каждое свое посещение она заказывала или ньоки с морепродуктами, или равиоли со шпинатом и рикоттой, или - ну да! - кальмаров на гриле. Обслуживал ее обычно говорливый стройный Марио, а женщина на все его фонтаны слов отвечала коротко и неприветливо. Вообще это была довольно неприятная женщина. Раздражающая какая-то. Какая-то непривычно значительная, что ли. Марио казалось, что незнакомка изнутри много больше, чем снаружи, и это изнутри хотелось вскрыть и выковырять, как мидию.
Видимо поэтому Марио и повел себя неподобающе. Подавая аппетитных кальмаров, он склонился к уху женщины и тихо сказал:
- Представьте себе, синьора, говорят, эти твари вырастают размером с корабль. Говорят некоторые из них нападают на кашалотов, и могут даже убить их.
Женщина пожала плечами и решительно вспорола ножом тушку.
Когда официант вернулся со счетом, незнакомка расплатилась, оставив обычные чаевые и сказала:
- Вы знаете, я представила. Действительно,неприятно. - и ушла себе.
А Марио внезапно прошиб холодный пот, и мускулистые щупальца заскользили по телу юноши, иногда замирая и словно пробуя его на вкус. Официант стряхнул морок, потянулся к столу, чтобы собрать грязную скатерть, и замер. Посреди стола лежала роскошная тысячелепестковая роза и благоухала, словно райский сад. Вот только алые ее лепестки как-то странно извивались на ветру или даже против ветра.
май 2018

Одиночество в толпе

Подростки шли по улице вольно. В компании было человек восемь, и они занимали тротуар во всю ширину, не сдавая в сторону перед встречными, которым приходилось спускаться на проезжую часть или проталкиваться сквозь пожеребячьи гогочущую толпу.Подростки чувствовали себя силой, способной сокрушить мир. Не то, чтобы они выпили. Их опьяняло чувство собственного всемогущества и сплоченности.
- Э, гляди, милфа! - воскликнул один из них, тыкая пальцем в женщину средних лет, остановившуюся у торговки цветами.
- А ничего себе милфочка, подходящая!
- Фу, геронтофил!
- Кто?
- Хи-хи, девчонки, он не знает. Кто старух всяких чпокает!
Они прекрасно понимали, что женщина их слышит, и это раззодоривало их. Плотной толпой они надвинулись на незнакомку и окружили ее и цветочницу со всех сторон.
- Вы чего ребята? - Переполошилась продавщица. - товар мне попортите!
А милфа не полошилась и не пугалась. Она только улыбнулась... и вдруг милф стало десять, нет, тридцать, нет сто. Теперь каждый из подростков оказался в окружении одинаково улыбавшихся одинаково ничем не примечательных женщин. И каждый подросток вдруг понял, что на самом деле он один. Что проблемы его никто не решит, и никуда они не денутся - а у каждого подростка полно проблем. Что ЕГЭ сдавать придется, что надо выбирать - Андрей или Серый, что надо искать подработку на лето, потому что маме тяжело одной все тащить, что надо, наконец, купить тест и все выяснить... И каждый подросток вдруг почувствовал, как он одинок и слаб. И стало очень плохо. Только вдруг прошелестело едва слышно: все пройдет... и все действительно прошло. И странная милфа была уже позади и оборачиваться посмотреть на нее совсем не хотелось.
А женщина между тем выбрала себе красную розу - не самую дорогую, за восемьдесят рублей, расплатилась и пошла прочь, как-то страно держа цветок в опущенной руке у самого бутона. Продавщица вгляделась в свой товар - обычные не слишком свежие пощипанные цветы, перевела взгляд на то, что несла женщина и поняла, что продешевила. В руке у незнакомки алела роскошная тысячелепестковая роза и благоухала, точно райский сад.
май 2018

Неистовый Марцел

Когда Алая была молода, когда она еще не осела уютным домком в подходящем и милом сердцу лесу, приняв на себя обязанности хранительницы здешних мест, она занималась черти чем. На осторожные расспросы должностных лиц о ее происхождении и предыдущих занятиях, она обычно неопределенно пожимала плечами и весело отвечала:
- Происхождения обычного. А чем занималась раньше? Так по базарам ходила, фокусы показывала.
И должностные лица отстали от колдуньи. Между тем, ей было что порасказать.
Ну, вот, например. Как-то зашла она в один славный город, откупила себе место на рынке и только хотела раскладывать по прилавку средства для роста косы, чернения бровей и сведения бородавок (другим-прочим она торговала, естественно из-под полы, не столько из страха, сколько для пущей важности), как вдруг на торговые ряды налетел ражий детина. Детина был в полной экипировке, при кольчуге, латных сапогах, в кольчатых перчатках, но без шлема. Здоровенным мечом детина спархивал весь товар на землю, а потом уж топтал его всласть. Лицо у детины было вдохновенное и восторженное, из глаз катились слезы, давно немытые и нечесанные волосы паклей падали на плечи. Детина рыдал в голос и восклицал:
- О, сладчайшая! О, прекраснейшая!
Алая полюбовалась на бесноватого минуты три, а потом зафинтилила ему усыпляющий дротик аккурат в шею за левым ухом. Детина остановился и осел на землю.
- Э, ты чего наделала-то? - возмутился рыночный стражник. - это ж наш Марцел!
- Не помрет, не бойся, через час встанет, как новенький. А что это с ним?
- Это любовное безумство, - с гордостью ответил стражник. - Опять ему дама сердца отказала во взаимности, уж которая по счету! Он всегда так: влюбится, потом подвиги совершает, менестрелей нанимает, на турнирах побеждает - все, значит, в Ее честь. Ну, потом, вестимо, предложение делает, получает отказ и вот... буйствует...
- А дамы его соглашаться не пробовали?
- Да куда там! Одна согласилась сдуру. Так он полгорода на радостях в щепки разнес, городские ворота выломал, тюремные решетки погнул, да хотел еще столбы, что свод храма держат, своротить. Однако, не удалось. - с явным разочарованием сказал странник.
И Алая поняла, что предлагать вылечить неистового влюбленного нет никакого резона.
- Потому что, - объяснила она за ужином сама себе, - в каждом городе должны быть достопримечательности.